ПЕРВАЯ ЭПОХА. Эдемир

Вторая Эпоха здесь Пятая Эпоха здесь.

Сказка находится в процессе создания.

По мере появления новых эпизодов они появляются в соответствующем месте сказки. 

Следить за появлением новых эпизодов можно тут: Сказка-фэнтези православная «Мирасвет легенда».

 

 

Порядок эпизодов Первой Эпохи (на текущий момент):

    1. СОТВОРЕНИЕ ХОРЫ И КОСМОСА 
    2. РАЗДЕЛЕНИЕ АДАМА, ЕВЫ и БОГА

Наверх↑

≈≈≈

 

СОТВОРЕНИЕ ХОРЫ и КОСМОСА.

Художник: Микалоюс Константинас Чюрлёнис

Когда сотворены были космос и Хо́ра, не было зла в них.

История же зла вошла в них позже.

Последними из творений пробудились Адам и Ева, в саду Эдеми́ре. Это было их первое утро первого дня. Они были новым творением Создателя, последним из череды Его творений.

И Враг уже сторожил их пробуждение.

Они были сотворены последними, чтобы войти в уже готовый мир. И стать его творцами. Творец и Создатель вложил в них Свое собственное свойство –созидания, и поставил их над миром вместо Себя, они должны были стать для него богами, по дару от Бога, не по естеству. «Будете как боги», – сказал Он им, и Адам нарек всему живому имена, вступив тем самым в Созидательный Замысел Творца как со-творец.

И были они бессмертны, и было бессмертие даром Бога.

И Бог радовался. Он видел, что всё весьма хорошо.

 

Враг был сотворён Богом как самый светлый и близкий к Нему помощник, и был он сотворен первым, и наречено ему имя Денница – Утренний Свет.

Но Утренний Свет сам захотел стать Богом. Не быть как Бог, а стать Богом.

Нет у творения возможности стать тем, чем оно не является, нет возможности получить божественную природу. Богом можно быть только вечно. Что сотворено, то получило начало. Что получило начало, то не Бог. Или Бог лишь в собственной фантазии.

После Денницы были сотворены Богом и другие подобные ему существа – бесплотные Ангелы, то есть духи, или умы, не имеющие в себе вещества. Множество их было, как звёзды они украшали собой Вселенную. И вот Денница увлек часть этих умов-звёзд за собой, в свою гордыню. И от того, что те последовали за ним, еще более надмилось сердце его. И захотел он стать Владыкой и Богом для вселенной. И на тех Ангелов, что не последовали за ним, поднял силу свою, ибо был он первым среди ангелов, и самым могущественным. Но бесплотный Михаил спокойно остановил Денницу: «Кто как Бог?» ­– тихо сказал он. И хотя был прежде меньше Денницы, без труда пресёк гордыню его. Потому что сила Денницы была от Бога, и, оторвавшись от Бога, Денница утратил силу. И с позором упал он под ударом слова Михаила. И с высоты низринулся вниз, как падающая звезда. А вслед за ним – все те Ангелы, что последовали за его гордыней и надменностью. Всех их без труда низринули прочие Ангелы, сохранившие верность своему Творцу.

И стал называться Михаил Архангелом – Начальником Ангелов.

Денница же в бессильной злобе оказался во мраке. Ибо Бог есть Свет, а там, где нет света, там мрак.

И воззвал Бог к Деннице. И призвал его к возвращению.

Но не покорился Денница. Не захотел признать Бога своим Богом.

«Я – не ниже тебя!» – злобно крикнул он Богу.

А не понимал того, что там, где Бог, там нет «ниже» и «выше», ибо там нет иерархии, но вы всё, что в Боге, – имеет общую славу. Не понимал, что Бог дает славу без меры.

Так бесславно замкнулся Денница в своей злобе и глупости.

И перестал он быть Денницей, и стал диаволом.

А те бесплотные творения Бога, что последовали за ним, перестали быть Ангелами, и стали бесами.

Так совершилось страшная трагедия в самом начале мира.

 

Источником же трагедии была Свобода, которую дал Бог своим двум высшим творениям: ангелам и человекам.

Только свободный – подобен Богу. И Бог дал ангелам и человекам подобие Свое. Ибо не хотел Он, чтобы в сотворенном Им мире были рабы. Но желал Он, чтобы в мире жили подобные Ему существа. Чтобы в радостном свободном со-творчестве с Ним пребывали эти существа в Божественном блаженстве Творца.

И потому не заставил Бог Денницу силой следовать за Собой, как это пытался сделать Денница со свободными Ангелами. Ибо тогда из свободного Бог сделал бы Денницу рабом, унизив его достоинство подобного Богу существа. А Бог не унижает достоинство ни одного из Своих творений. Хотя творение и возжелало унизить достоинство своего Творца, думая тем самым приобрести себе достоинство. Но нельзя приобрести то, что уже имеешь в полноте. Совершая поступок, не соответствующей действительности, можно лишь потерять достоинство, ибо не свойственно достоинству совершать безумные поступки, то есть расходящееся с действительностью и истиной.

И не приобрести достоинства, унижая другого.

Итак, в самом начале мира родилась в нём злоба по свободной воле свободного существа.

И знал Денница, как некогда ближайший к Богу ангел, что не все свободные существа, то есть не все сыны Божии уже сотворены Богом. Но будет ещё сотворён и другой сын Божий – человек. И будет он слабее ангелов по свойствам. Но именно человек будет поставлен Богом над вселенной. Ибо человек будет соединять в себе и ангельский дух, и вещественную материю, а потому будет общником всей вселенной – и бесплотной, и вещественной.

А поскольку Денница даже Бога не признал выше себя, то потерпеть над собой слабое и младшее творение тем более не мог.

И задумал он низвергнуть замысел Творца.

Но не мог он предотвратить появление младших сынов Творца. И тогда решил отторгнуть их от Бога с первых же дней их появления.

Адам и Ева не знали того.

 

Был же Адам сотворен из вещества Хоры. И потому был вещественнен, и носил в себе, в своей плоти, всю Хору.

Дух же в его тело вдохнуло дыхание Божие, и так стал он духовен, и подобен бесплотным умам – Ангелам.

Ева же была сотворена из тела Адама, из его живой и одухотворенной плоти, а не из холодного вещества Хоры.

И тело Евы имело общность и единство с телом Адама, как вышедшее из него. А тело Адама имело общность со всей Хорой.

И имела Ева устремленность к Адаму. А Адам имел устремленность к Хоре, как господин ее и владыка.

 

И не знали они о зле ничего, ибо не знали еще ничего, кроме божественного, то есть находящегося в общении с Богом.

И была у Адама и Евы свободная воля. И не была она ещё испытана, и не утвердилась еще в личном выборе Бога. И не стоял еще перед ними выбор.

И были они бессмертны, ибо соединены были с Богом и жили Его бессмертной Жизнью.

Враг же Диавол ждал их пробуждения.

Наверх↑

≈≈≈

 

РАЗДЕЛЕНИЕ АДАМА, ЕВЫ и БОГА

 

Настало время, когда воля Адама и Евы должна была быть испытана. До сих пор они не сталкивались со злом, и делали благо не потому, что таков был их выбор, а потому, что другого не знали.

Теперь же им предстояло встретиться с иным бытием, чем Божие, и определить свое отношение к нему.

Враг Диавол давно сторожил их, и начал бы свое дело раньше, но Бог не допускал ему. Бог останавливал Диавола, ибо надлежало прежде Адаму и Еве узнать весь мир, что был создан. И последним узнать того, кто восстал против Бога.

И когда они уже знали всё, и нарекли всему имена, тогда Бог повелел Ангелам, охранявшим их, отступить, и позволил Диаволу приблизиться к Адаму и Еве.

 

Адам же и Ева имели единую душу, единое сердце, и единый дух; тела же их были различны. Дух роднил их с Ангелами. Сердце и душа были пограничными между Ангелами и веществом Хоры. Тело же роднило их с Хорой.

Даже тогда, когда телами они были далеко друг от друга, сердцем и душой были едины, и не прерывалось их внутреннее общение. Речь их звучала в сердцах и душах друг друга, и воля соединяли их сердца в единое сердце.

Думали они, что так будет всегда, что другое не возможно. Ибо видели они, что Бог тоже Един, хотя имеет три Личности: Личность Отца, Личность Сына, и Личность Духа Святого. Но если личности Адама и Евы имели нечто их разделяющие, то есть тела, то Божественные Личности не имели ничего, что бы их разделяло. Но имели Они одну волю, одну мысль, одну природу. Вещества же или материи в Боге нет.

И смотрели Адам и Ева на единого Бога, и знали, что Он вечен, и знали, что они созданы по образу Бога, и думали, что будут едины друг с другом навсегда.

И было бы так. Если бы не Враг.

Диавол знал, что единство Адама и Евы не природное и вечное, а дано им по дару от Бога, и потому, когда потеряют они единство с Богом, потеряют и единство друг с другом.

Подобным же образом, если они потеряют единство друг с другом, то потеряют и единство с Богом, ибо потерять единство друг с другом можно, лишь отказавшись от дара Бога, а отказаться от дара Бога можно лишь отказавшись от Бога.

Итак, легче их было сначала отторгнуть друг от друга, чем сразу от Бога.

Бог же дал наставление Адаму не вкушать от одного из дерев сада Эдеми́ра, предупредив, что если сделают это, то умрут. Ибо свобода реализуется там, где есть выбор. И требовалось сделать выбор, чтобы последовать за Богом и за Его словом.

Бог дал наставление не вкушать Адаму. А Ева услышала это наставление из уст своего мужа. И было то наставление из уст мужа для неё такой же возможностью утвердиться в свободе следовать за мужем, как наставление Адаму из уст Бога было возможностью утвердиться в следовании за Богом.

И был день, когда Ева гуляла по саду. И приблизился к ней падший Денница. Но не мог он говорить с ней в своём собственном обличии. И был вынужден унизиться до обличия животного, и предстал ей в образе змия. Не был то змий, но был то образ змия.

Адам и Ева были выше и мудрее животных, и потому те обращались к ним с вопросами. И Змий обратился к Еве.

И спросил Змий: «Правда ли, что Бог запретил вам есть от всякого древа в саду?»

Почувствовала Ева недоброе. А было это потому, что в вопросе содержалась ложь. Ложь заключалась в словах: «Ни от каких древ». Ибо запрет касался лишь одного древа.

Подсказало ей сердце, единое с Адамом, что нужно отойти от недоброго. Прозвучало в ее сердце предостерегающее слово Адама.

Но захотелось ей защитить Бога. И последовала она этому желанию. Не послушала она слово Адама. И не подумала о том, что Бог не нуждается в защите. Возразила Змию, и тем вошла в общение с ним.

Диавол же древнее и хитрее человека. И нет возможности остаться в истине вступившему с ним в общение, ибо общение – это возникновение общего. Лишь хранение отделенности от Диавола бережет человека в истине.

Не отвергла Ева вопрос Змия, и не отошла от него, но начала говорить с ним.

«Нет, – ответила она, – лишь от одного из древ не можем мы есть. Бог велел не есть от него, и не прикасаться к нему. Если вкусим, то умрем».

И было это хуже прежнего. Потому, что Ева добавила к словам Бога свои слова, чего не говорил Бог: «…велел не прикасаться». Так была сказана ею первая ложь. Сказала же она ее, желая усилить значимость запрета Бога. Но отец лжи – Диавол, и солгав, она вступила с ним в более тесное общение.

А проросла в ней мысль о лжи потому, что начала она говорить с Диаволом, и тем прикоснулась к нему.

Так возникла общность между нею и Диаволом. Отделила эта общность Еву от Адама, и уже не всем сердцем она была едина с ним.

Нетрудно было теперь Диаволу принудить ее съесть запретный плод. Ибо помрачились ее глаза, и не видела она правды. А сердца, в котором бы звучал голос Адама, уже не имела.

Сказал Диавол: «Не умрете вы. Но станете как боги».

Понравилось это слово Еве. И не подумала она, что они уже – как боги.

А не подумала потому, что Диавол вложил во фразу новый смысл: стать богами без Бога.

Имела уже Ева в сердце опыт разделения с Адамом, и был этот опыт приятен ей, ибо породил иллюзию самостоятельности; но не было то самостоятельностью.

И приняла она мысль об отделении от Бога.

Отвратилось ее сердце от Бога, и съела она плод, чтобы стать богиней.

Быть Богом – это желание, которое свело Денницу с Неба во мрак и сделало его Диаволом. Зная, что это желание отделяет от Бога, Диавол вложил его в Еву.

Ощутил Адам, что в его сердце нет Евы. Беспокойно заметалась душа его, чего не бывало прежде, и пошел он искать жену свою.

И нашел ее Адам, и увидел иной, чем была она прежде, и удивился.

Помнил он о том недобром, что почувствовало сердце его, и видел, что теперь Ева – вне его, и потому имел возможность разглядеть зло.

Но Ева сказала ему: «Я ела от плодов, которые запретил нам Бог. И не умерла. Бог солгал нам. Сделал же это для того, чтобы мы не стали как Он».

И раскололо слово о лжи Бога сердце Адама, ибо видел он Еву, что она жива, и вошло в него сомнение в Боге.

Дала Ева плодов Адаму, и он ел.

И умерли они оба в то мгновение. Ибо отделились от Бога, а Бог есть Жизнь. Отпали они от Небесной жизни, от совместности с Богом, предпочтя совместность с Денницей и разделенность друг с другом.

И лишились они единства, ибо было оно даром Того, от Кого они отказались.

И ушла от них Небесная Жизнь, которая, как одежда, покрывала прежде их тела, созданные из грубого вещества Хоры. Увидели они грубость своих тел, которую не видели прежде, ибо были покрыты. И поняли, что наги, что обнажены от одежды нетления.

Смотрели они друг на друга, и видели теперь лишь глазами извне, видели лишь тела. Не видели они душ и сердец друг друга, как видели прежде их внутренними очами.

Когда же пришел Бог, и спросил: «Что это вы сделали?», желая вернуть их, то Адам возложил вину на Еву: «Она дала мне». Не сказал он, что она не виновата, ведь не получала лично наставление от Бога. Не сказал, что виноват он, ибо, получив наставление лично от Бога, не поверил ему, а поверил жене. Но обвинил жену свою. Было же то последствием разделения, которое случилось в них.

И звал их Бог прежде, чем они отпали непоправимо. Вопрошал Он: «Что сделал ты, Адам?», «Что сделала ты, Ева?», ибо если бы открыли они перед Ним рану, то исцелил бы Он ее, возвратив им утраченную целостность.

Но они закрыли свои раны смоковными листьями, обернувшись ими по нагому телу. Стыдно им было наготы своей, и позора своего, и не преодолели они стыд, и не отдали позора своего любящему их Отцу, Который сделал бы их позор как небывшим. Но так как поверили словам Диавола, то глядели исподлобья на Творца своего.

А Ева при вопросе: «Что сделала ты?», – возложила вину на змия: «Это он сказал мне, и я ела», хотя вопрос был о ней, а не о змие. Так отделилась она от сотворенного мира, представив его виноватым. И прошло разделение между человеком и Хорой, между человеком и Космосом.

 

Так свершилась вторая трагедия в мире. Так разделились Адам и Ева; так отделились они от Бога; и так отделился человек от тварного мира.

В тот день вошла смерть в Адама и Еву. И перестали они быть бессмертными. И стали смертными.

Смерть разделила их души и тела, бывшие прежде в согласии. И возжелало тело того, чего не желала душа. Душа же желала противоположного телу. И затаилась смерть между телом и душой, ожидая момента, чтобы окончательно разделить их, и свести тела в персть Хоры, превратив их в грязь.

Дух же возражал и телу, и душе. Настало великое несогласие в человеке.

Соединял же дух человека с Ангельским миром, был сроден ему. И потому падшие ангелы, темные духи, имея доступ к духу человека, встали между человеком и Богом. Превратился Змий в Дракона, лежащего на пути духа к Богу. И представил этот Дракон духу человеческому иллюзию, искажая действительность, искажая Лицо Бога в глазах человека.

И радовался Диавол. Ибо думал, что приобрел всевластие над человеком. Думал, что стал выше Бога, ибо исказил замысел Бога.

Но забыл Диавол, бывший прежде Утренней Денницей, что нет ничего вне силы Бога. Если совершается что-либо противное замыслу Бога, то совершается по попущению Самого Бога. Не по желанию Бога, но по попущению Его. Ненавидит Бог зло, но хранит свободу сынов Своих – ангелов и человеков, не желая унизить их. Не исправляет людей насильно, но как любящий Отец ждет, ограждая их, пока они блуждают, сводя к минимуму зло, которое они творят.

Забыл об этом Великий Дракон. И успокоился на время.

Адам же и Ева плакали.

Наверх↑

 

*Православное фэнтези. *Христианское фэнтези.
*Православная сказка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Перейти к верхней панели